Шарль Фурье

Шарль Фурье (1772 - 1837) - французский мыслитель, один из виднейших представителей утопического социализма. «Новый хозяйственный мир...» вышел в 1829 г. Это одна из тех книг, где Фурье изложил подробный план организации общества будущего. Новой организации подлежат у Фурье и любовные отношения в обществе.

ШАРЛЬ ФУРЬЕ

Из книги «Новый хозяйственный мир, или Природосообразный социетарный способ действий»

Воспитание смешанного детства

 Мы подошли к щекотливой части воспитания - к возрасту перехода к любви, предмету, на котором терпят провал наши методы подавления, умеющие установить в любовных отношениях - с самого же начала, как и на всем протяжении любовной жизни, - только всеобщее лицемерие.

Обременительно иметь надобность беспрестанно обращать к наукам упреки в несостоятельности; но приходится удвоить меру этих упреков в делах любви, где они оказываются более неспособными, чем в какой-либо иной области.

В отношении злоупотреблений в делах управления, финансов, кляузничества философы по крайней мере испробовали некоторые противоядия; но ничего - в области любви, где они должны быть, однако, смущены своей работой, ибо здесь они установили лишь всеобщую лживость и тайное возмущение против законов: так как любовь не имеет для своего удовлетворения иного пути, кроме обмана, она становится постоянным заговорщиком, неослабно действующим в направлении разложения общества, попирания всех его предписаний.

Необходимость сокращения вынуждает меня здесь дать только обобщенное изложение предмета, который изложен достаточно пространно в Трактате. Я доказал там, что строй цивилизации имеет в отношении любви лишь невыполнимые законы, повсюду обеспечивая безнаказанность лицемерию, покровительствуя нарушителям в меру их смелости.

Вместо этих позорных явлений, которые порождает основанное на принуждении законодательство людей строя цивилизации, надобно, чтобы строй гармонии сумел из полной свободы первой любви породить:

1) вовлечение различных возрастов в трудовую деятельность;

2) состязание в добронравии между полами;

3) вознаграждение действительных добродетелей;

4) использование этих добродетелей во благо общества, от которого они отчуждены при строе цивилизации.

Привлечь к трудовой деятельности два противостоящих возраста - до достижения и по достижении половой зрелости - такова важнейшая из задач, предназначенных первым любовным связям при социетарном состоянии. Здесь организуют в составе трибы юнцов и юниц две корпорации, образующие, как маленькие орды и маленькие дружины, состязание инстинктов и полов. Я даю этим двум корпорациям наименования:

весталат, включающий 2/3 весталок, 1/3 весталов;

дамуазелат - 1/3 дамуазелей, 2/3 дамуазелов.

Корпус весталата соблюдает целомудрие до условленного возраста - восемнадцати или девятнадцати лет. Корпус дамуазелата предается любви раньше: выбор свободен для каждого, можно по желанию вступить в тот или другой корпус и по желанию выйти из него; но надлежит, поскольку в нем значишься, соблюдать его обычаи: девственность в весталате, верность в дамуазелате. У гармонийцев имеются на этот счет достаточные гарантии, даже в отношении верности мужчин, еще более подозрительной, чем верность женщин.

Молодые люди имеют мало склонности подражать целомудренному Иосифу[1]; в порядке вещей, чтоб они были в меньшинстве в корпусе весталата; да и то надобно, чтобы корпус этот представлял большие преимущества для того, чтобы молодой человек подвергал себя до восемнадцати или девятнадцати лет твердо установленному целомудрию. Потолкуем же об этих преимуществах, какие будет представлять весталическая роль, и повторим, что обычаи, которые я сейчас опишу, не смогут установиться на первых порах периода гармонии; их введут частично лишь к истечению десяти лет, а полностью - только по истечении сорока - пятидесяти лет, когда вымрет поколение, воспитанное при порядке цивилизации.

Вообще это характеры сильного закала - те, что делают свой выбор в сторону весталата и выдерживают в нем до установленного срока; характеры мягкого оттенка обычно предпочитают дамуазелат, или скороспелость в любовных отправлениях. Приличия ради молодая девушка, выходящая из хора гимназисток, обыкновенно начинает с того, что вступает в весталат и проводит в нем по меньшей мере несколько месяцев.

Дамуазели и дамуазелы, поддавшиеся искушению, вынуждены отступиться от утренних сборов детворы, ибо, посещая один из залов палаты любви, собирающейся от девяти до десяти часов вечера, они не смогли бы вставать рано, как детвора и корпус весталата, которые зимою ложатся в восемь часов. Вследствие этого отступничества и иных случайностей дамуазельский корпус не пользуется уважением среди детворы, которая почитает только весталический корпус. Все иные трибы питают к весталкам привязанность, какую чувствуешь к партии, оставшейся верной после раскола. Маленькие орды смотрят на дамуазелов как на мятежных ангелов Сатаны, они экспортируют колесницу старших весталок.

Высшие трибы, возраста двадцати, тридцати, сорока лет, питают к веста - лату и действительной девственности уважение, основанное на иных побуждениях; так что весталический корпус объединяет в самой высокой степени расположение детворы и возмужалого возраста. Это - сила, очень ценная для успеха местного хозяйства и армейских работ.

Целомудрие весталок и весталов тем лучше обеспечено, что они вполне вольны покинуть этот корпус, отрекшись от преимуществ этой роли; к тому же это целомудрие, длящееся самое большее до девятнадцати или двадцати лет, может законно кончиться в восемнадцать и семнадцать лет, если данное лицо находит подходящий союз во время своего пребывания в армиях, о чем я буду говорить дальше.

Весталические жилища расположены таким образом, чтобы давать полную гарантию в отношении скрытых нравов: строй цивилизации обладает гарантией лишь в отношении видимых нравов. Весталическая корпорация может занимать только два квартала, предназначенных для каждого из двух ее полов. В смысле этого надзора не хотелось бы полагаться на отцов и матерей: они слишком слепы по отношению к ухищрениям тех, кто умеет им льстить. Впрочем, весталки и весталы отнюдь не пребывают в заключении вне часов сна; каждодневное общение со всеми необходимо для весталок, обязанных деятельно заниматься своими обычными работами в двадцати - тридцати группах того и другого пола.

У них есть свое время для ухаживания и свои нареченные соискатели. У весталов также есть свои соискательницы. Звание допущенного соискателя дает преимущество зачисления на ближайшую кампанию в армию, где будет выступать особа, за которой он ухаживает. Это звание жалуется веста - лическим корпусом при участии сановников женского и мужского пола из палаты любви. Если этого звания добивается мужчина, то его поведение основательно исследуется: ему не ставят в вину непостоянство, так как при строе гармонии оно имеет свою полезную сторону; но исследуют, доказал ли он в своих связях уважительность и честность по отношению к женщинам. Те, кого во Франции называют любезными повесами, что похваляются обду - риванием слабого пола, получили бы отказ, равно как и эти нравственные плуты, притворная скромность которых является лишь хитростью для уловления женщин и девушек, - эти сентиментальные ханжи зачастую хуже светских развратников: последние ищут только удовольствия, те же хотят при этом получить и в карман; их добродетели - лишь комедия с целью подцепить богатую наследницу. Бесполезно добавлять, что женщина будет подвергнута такому же испытанию, если она домогается звания соискательницы вес - тала: к этому не допустили бы такую, что делает из своих прелестей предмет торговли, прямой или косвенной, по обыкновению строя цивилизации, отпускающего звание честных и порядочных женщинам, столь же продажным, как куртизанки.

Остроумцы сейчас ответят: «Да все покинут ваши весталические сборы, если там царит столько нелепой неприступности! Какой мужчина захочет связываться с кружком женщин, которые с важным видом взялись бы на открытом совещании подвергать суждению его действия, его привычки, его характер? Их синагоге недотрог воздал бы по заслугам водевиль». Таковы возражения человека строя цивилизации; но при строе гармонии мужчина не счел бы для себя выгодным быть на дурном счету в общественном мнении весталок: на следующий день он был бы вычеркнут из завещаний полусотни стариков, от которых он ждет отказа по завещанию или долей прямого наследства (см. раздел пятый - рассеянные наследства): старость будет основывать свое благополучие и свои удовольствия на поддержке четырех корпораций: весталок, маленьких орд, факиресс и фей взаимности; поскольку же она не будет подвержена искушению впасть снова в печальное состояние стариков строя цивилизации, она сумеет хорошо охранять эти четыре опоры своего счастья. Кроме того, блестящее положение весталок будет основано на потребности в обожании, которая представляет собой страсть всех возрастов.

Римляне, если оставить в стороне их жестокость по отношению к соблазненным весталкам, возымели счастливую мысль сделать этих жриц предметом общественного обожания, неким разрядом, средним между человеком и божеством. Гармонийцы точно так же доверяют им хранение священного огня, не какого - то материального огня, предмета пустого суеверия, а поистине священного огня, огня честных и великодушных нравов и трудового притяжения.

Ничто не внушает уважения к шестнадцати - восемнадцатилетним девушкам лучше, чем не вызывающая сомнения девственность, пылкая преданность полезным работам и учебным занятиям. Что касается работ, то весталки являются сотрудницами маленьких орд, за исключением работ грязного рода; но, когда оглашают призыв к неотложному содействию, как для уборки урожая перед неизбежностью бури, весталический корпус и маленькие орды - первые на посту. Каждая фаланга старается выдвинуть самых замечательных весталок, и, чтобы выставить на вид различного рода заслуги, их отличают в качестве дев:

1° пышности, или красоты;

2° таланта;

3° благотворения, или преданности;

4° благосклонности.

По поводу этого подбора моралисты скажут, что не следует придавать никакого значения благосклонности: именно не жалуя ее ничем, наши законы в конце концов доходят до того, что отдают ей все. С благосклонностью надо поступать так, как с огнем, которому во время пожара отводят его долю, дабы он не пожрал всего. Общество строя гармонии будет иметь даже престолы, предоставленные специально благосклонности. Те, кто требует ее исключить, изрядно невежественны по части механики страстей.

Каждый месяц весталки избирают кадриль[2] председательства, который занимает колесницу во время церемоний и в дни больших празднеств принимает гостей от имени фаланги за трапезами и на парадных собраниях. Когда в фалангу прибывает монарх, весьма остерегаются докучать ему, как у нас, присылкой ледяных краснобаев, разглагольствующих о красотах торговли и хартии, о своих восторгах любви к пенсиям и синекурам. Вместо этого безвкусного эскорта каждая фаланга отряжает к нему самых любезных своих весталок, которые направляются принять его у границ территории, или же своих весталов, если это государыня.

Во время сборов армии именно весталки передают ей орифламму[3] и занимают здесь первое место на празднествах, как и во время трудовых сеансов: соединение самых знаменитых весталок является одной из приманок, привлекающих молодых людей в эти армии, где работа, выполняемая под передвижным навесом, не заключает в себе ничего утомительного. Поскольку здесь дают каждый вечер великолепные празднества, нет нужды приводить сюда молодых людей с цепью на шее, по образцу наших рекрутов, гордых прекрасным наименованием свободного человека. Так как трудовая армия состоит на треть из вакханок, баядер, факиресс, паладинок, героинь, фей, чародеек[4]и других женских должностей, то для этой службы находят больше молодых людей и молодых женщин, чем их требуется. Поэтому - то прием в армию представляется вознаграждением, а весталки являются первым корпусом, долженствующим участвовать в ней. Сюда допускают всех тех, кто состоит в весталках второй год и даже первый, в том случае, если фаланга видит в этом расчет.

Одна из услуг, оказываемых веста - лическим корпусом, состоит в том, чтобы заставить деятельно домогаться допуска в армию: там решаются вопросы выбора и союза с соискателями, или с монархами различных ступеней, мужского и женского пола, прибывающими в армию для того, чтобы сделать там выбор супруги или супруга по своему вкусу; ибо при строе гармонии монархи не рабы, как при строе цивилизации, где их сочетают браком под давлением, на китайский лад, с женщиной или мужчиной, которой или которого они никогда не видели.

Так как весталический корпус в силу всех своих достоинств располагает к благосклонности детвору и зрелый возраст, неудивительно, что он является предметом общественного обожания, полурелигиозного культа. Род человеческий любит создавать себе кумиры, и вследствие этой общей потребности весталический корпус становится целиком кумиром фаланги: он занимает положение божественной корпорации, тени бога. Маленькие орды, не жалующие первыми приветствием никакую власть на земле, склоняют свое знамя перед весталическим корпусом, почитаемым как тень бога, и служат ему почетной охраной.

Прекраснейшими карьерами, открытыми этой корпорации, являются расположенные в виде последовательного ряда ступеней скипетры и право наследования государя[5]; я дам сейчас сжатое их определение.

1°. Скипетры ряда ступеней. Общество строя гармонии имеет скипетры всех ступеней, начиная с чет, царствующих над одной только фалангой, вплоть до чет, царствующих надо всем земным шаром, - этот восходящий ряд, необходимый в деле равновесия страстей, образует тринадцать ступеней верховной власти.

Если бы по каждой из тринадцати ступеней установили только одну чету монархов, то это означало бы возбудить яростные вспышки честолюбия, как при строе цивилизации; для удовлетворения этой страсти понадобится по меньшей мере шестнадцать, а может быть, и двадцать четыре четы государей по каждой из тринадцати ступеней.

Да и среди этих чет устанавливают весьма отличающиеся один от другого виды правления, так, чтобы мужской пол не захватывал прав женского, чтобы королева, императрица, цезарина, омниархиня не были государынями по наименованию и рабынями на деле, как при строе цивилизации, где они не имеют ни права повелевать, ни положительной власти: они сведены к рабской роли просительниц, роли, которую презрели бы женщины - гармонийки, воспитанные в подлинной чести, в подлинной свободе. У нас госпожа президентша не председательствует нигде, госпожа маршальша не командует ничем; их положение - лишь почетное воскурение. Гармонийка осуществляет виды деятельности, указываемые ее званием: президентка председательствует в том или ином совете, в той или иной палате; маршалка командует той или иной армией. Поскольку женщины выступают в числе одной трети в трудовых армиях, то, если сбор состоит из 300 000 легионеров, там находится 100 000 женщин - вакханок, баядер, палади - нок, фей, чародеек и т. п., которые отнюдь не требуют мужчин для того, чтобы ими командовали: у них имеются свои маршалки и офицерки всех ступеней.

Точно так же обстоит и с шестнадцатью четами верховной власти, распределенной в виде восходящего ряда в тринадцать ступеней; из этих постов, из коих четырнадцать являются выборными, один принадлежит весталическому корпусу. Таким образом, какая-нибудь весталка в течение краткой длительности своего целомудрия может быть избрана 

на наивысшую ступень - омниархиней земного шара

или

 на первую ступень - августой, царствующей над 1/3 планеты;

на вторую ступень - цезариной - над 1/12 планеты;

на третью ступень - императрицей - над 1/49 приблизительно;

на четвертую ступень - калифой - над 1/144 приблизительно;

на пятую ступень - султанкой - над 1/576 приблизительно;

на шестую ступень - королевой - над 1/1728 приблизительно;

на седьмую ступень - канцикой - над 1/8912 приблизительно.

 Эти различные скипетры допускают прекрасное содержание и предоставляют весталке обширные возможности славы. Скипетры восьмой, девятой, десятой, одиннадцатой и двенадцатой ступеней, становясь слишком многочисленными, имеют содержание только в размере расходов, которые почти незаметны, несмотря на поразительное великолепие этих сановных лиц[6].

2°. Наследственное звание государыни, роль производительницы, избранной государем одной из тринадцати ступеней.

Государи по фамильному званию, являющиеся тем же, что и наши современные короли и владетельные господа, направляются в армию, чтобы там сделать выбор производительницы или производителя, если это государыня. Обычно они, хотя и вполне свободные в своем выборе, отдают предпочтение весталкам и весталам... Звание производительницы может привести к званию супруги государя, если весталка становится матерью: наши короли делают это различие, расторгают бесплодный брак. Относительно этого порядка надо было бы дать длинные разъяснения, которые знать не будет надобности ни опытной фаланге, ни нынешнему поколению.

Отметим, что весталическая роль должна, как и всякая другая, давать ход трем страстям, именуемым кабалистой, папийонной и композитой. Она должна возместить некоторую задержку в делах любви возможностями безмерного блеска и высокого счастья: при отсутствии их она была бы уже не ролью по страсти, а моральной должностью, скучной, подавляющей, как положение наших барышень, доведенных до того, чтобы всем быть философами, умерять свои страсти, душить свои сердечные склонности без какого-либо вознаграждения за это тягостное лишение.

К картине почестей, жалуемых девственности при строе гармонии, уместно было бы присоединить сопоставление проявлений презрения, какое она пожинает при строе цивилизации, где благосклонное отношение существует только для видимости девственности, для ловких проделок распутниц, которые в ходе многих любовных связей научились искусству доить мужчин, внушать почтение простофилям и создавать себе восхвалителей среди плутов, заправляющих общественным мнением.

Какое поощрение находит среди нас приличная девушка к тому, чтобы сохранять свою девственность после шестнадцати лет? Если она бедна, то не подцепит женихов, которые все хорошие арифметики, знающие, что добродетели - не припасы для семейного хозяйства. Ее родители будут доведены до того, чтобы рассчитывать на какого-нибудь шестидесятилетнего или на какого-нибудь бесстыдника, который станет ее проституировать по расчету; она не найдет честного мужчины даже среднего возраста: ее красота станет предметом беспокойства для мужа, ее добродетель будет взята под подозрение на будущее.

Если она обладает средним состоянием, она будет в течение долгого времени предметом омерзительного грязного торга между сватами и свахами, потом, наконец, отдана какому-нибудь пропитанному пороками мужчине, ибо гораздо больше плохих мужей, нежели хороших.

Если она лет десять остается без супруга, она подвергается общественному высмеиванию: как только она достигает двадцати пяти лет, люди начинают пересуды о ее девственности как о подозрительном товаре; и в награду за утраченную в лишениях молодость она собирает по мере прибавления возраста жатву плоских шуток, какими осыпают всякую старую деву, - несправедливость, вполне достойная строя цивилизации! Он опошляет жертву, которой сам требовал: неблагодарный, как республиканцы, он платит за самоотречение девушек тяжкими оскорблениями и притеснениями. Следует ли удивляться после этого, что у всякой девушки, за которой мало присматривают, находишь лишь маску целомудрия, лишь видимость послушания, за которое всякая девственница

была бы покарана в своей старости тем самым общественным мнением, которое требует принесения ее прекрасной молодости в жертву предрассудку.

Что бесполезнее вечной девственности! Это - плод, который оставляют гнить вместо того, чтобы питаться им, - чудовищность, достойная этого порядка цивилизации, имеющего притязания на мудрость и хозяйственность! Да если бы приличной девушке и гарантировали замужество в награду за ее целомудрие, разве это было бы вознаграждением? Она сильно рискует встретить мужа грубого, самодура, игрока, гуляку: честная девушка редко обладает достаточной сметливостью, чтобы распознать проявления притворства притязающих на нее, их прикрашенную тонкость чувств, которыми не была бы обманута женщина, немного побывавшая в переделках; к тому же если оказывается хорошая в смысле мужа партия, то она будет урвана какой-нибудь интриганкой, опытной в искусстве очаровывать любовников; добропорядочная же девушка потерпит при этом неудачу, получит лишь бесплодную дань уважения и будет стареть в безбрачии.

Я должен был бы дать здесь особую главу о весталах, другую - о дамуазелях и дамуазелах; но требуют краткого очерка, который можно составить, только перескакивая через много необходимых статей: те, что касаются любовных отношений, не могут быть рассмотрены поверхностно, - это предметы, прежде всего задевающие предрассудки, так что надо рассмотреть их основательно, дабы доказать, что непристойность, лицемерие и дурные нравы находятся на стороне обычаев строя цивилизации и что обычаи строя гармонии, на первый взгляд задевающие приличия, порождают все добродетели, о которых тщетно мечтает строй цивилизации.

Я должен был предпочтительно рассуждать о режиме детства при строе гармонии, потому что мероприятия, из которых он слагается, противоречат только системам и редко - предрассудкам: например, если я описываю занятия бонненов и боннин, менторенов и менторин, выявляющих трудовые призвания ребенка, направляя его наилучшим образом по путям здоровья, удачи, соревнования, добрых нравов, притом без всяких расходов, то всякий отец при чтении об этом воскликнет: «Вот то, чего я хотел для своих детей!» Но если я возьмусь за описание любовных обычаев не таких, как вестальство, сварливые моралисты станут кричать, что я задеваю приличия; они непременно будут задеты при всяком сопоставлении, например при сопоставлении весталических браков с браками строя цивилизации, где мораль устанавливает только непристойные и позорные обычаи: соединению брачащихся предшествуют похабные церемонии, называемые свадьбой, к участию в которой привлекают каламбуристов и пьяниц всего квартала, являющихся попьянствовать, наболтать несколько залпов дурных шуток относительно новобрачной.

Эти обычаи бесстыдного распутства не могли бы подходить для пристойного общества, каково общество весталок; они имеют обыкновение совершать союзы прежде, чем сообщать о них каламбуристам и пьяницам, которые узнают об этом лишь на следующий день, когда уже не остается больше поля ни для их вечной игры слов, ни для их морального жранья.

В е с т а л ы. При строе гармонии не станут допускать непоследовательность, создавая весталок без создания веста - лов: это значило бы подражать противоречивости наших обычаев, предписывающих целомудрие девушкам и терпящих прелюбодейство у парней. Это значит вызывать с одной стороны то, что запрещают с другой, - двойственность, достойная строя цивилизации. Каков будет разряд молодых людей, которые примут участие в весталате? Это будут те, которые, подобно сыну Тезея[7], будучи увлечены деятельными занятиями, мало склонны к любви. Если одной только охоты было достаточно, чтобы отвлечь Ипполита от любви, то что же будет при общественном порядке, где каждый юнец будет занят тремя десятками интриг труда и честолюбия, более занимательных, чем посредственное удовольствие охоты?

Есть для мужского вестальства немало и иных возможностей, прежде всего - любовь к весталке, соискателем которой состоишь и вследствие этого можешь быть допущен вместе с ней в великие армии; армии же при строе гармонии бывают двенадцати степеней, и весталическая кампания засчитывается, здесь вдвойне, даже соискательницам весталов. Двенадцать кампаний дают чин паладина и паладинки, офицеров всемирного единства.

Весталы, сколь бы мало выдающимися они ни были, имеют в армиях прекрасную возможность союза с монархиней: они могут быть избраны какой-нибудь высокой повелительницей как производители титулованных наследников и достигнуть звания супруга, если появится живое потомство. Если носительница верховной власти теряет наследницу, она прибывает в армию выбрать производителя, и обычно именно на вестала падает ее выбор. Девственности весталов будут рукоплескать даже женщины, которые ныне насмехались бы над ней: они будут смотреть на это совсем иначе, чем дамы строя цивилизации, которые, будучи не уверены в грядущих наслаждениях, спешат использовать молодых людей. В статье «Факират» можно будет увидеть, что женщины - гармонийки имеют пристойные средства озаботиться о своих удовольствиях и что взлет страстей обеспечен при этом порядке во всех возрастах, для каждого пола.

Напомним, что эти обычаи, которые при чтении могут показаться романтическими, имеют целью учетверить наличное богатство, увеличить в двадцать и сорок раз относительное богатство, приводя любовь во всех ее разновидностях к содействию успехам производительного труда. Богатство будет возрастать соразмерно со свободным взлетом всех страстей; именно поэтому старики, которые при строе гармонии будут любить богатства и удовольствия больше, чем их любят теперь, окажутся первыми в требовании установления свободы любви к тому времени, когда социетарная гармония достигнет степени, необходимой для того, чтобы правильным образом обосновать этого рода свободу, подпереть ее всеми противовесами, какие могут обеспечить ее от злоупотреблений в различных возрастах, и согласовать ее во всех отношениях с поддержанием производственной деятельности. Эти противовесы слагаются из большего числа корпораций, которые я не могу рассматривать и которые устанавливают состязание инстинктов и полов.

С другой стороны, старики очень скоро начнут замечать, что они принадлежат к обманутым принудительным режимом и коварными действиями строя цивилизации. Поскольку законы строя цивилизации были во все времена делом старичья, странно, что оно сотворило их целиком к своей невыгоде и что наши старики устроили любовные связи и семейные отношения таким образом, чтобы сделать себя ненавидимыми, осмеянными и толкаемыми в могилу молодежью; некоторые редкие исключения подтверждают правило: можно видеть, я это знаю, семьи, где дети не желают смерти стариков, но сколь редка такая привязанность, особенно в среде народа! Не могу же я в этом произведении, во внимание к нескольким добродетельным людям, опустить критику общегосподствующих пороков.

Я вернусь к этой теме; ибо в отношении любви у нас будет большая задача, подлежащая решению, задача обеспечения отцам и матерям наслаждений родительства, которых они почти целиком лишены при строе цивилизации, вопреки обманчивым мечтаниям, с которыми они носятся. Так как проявления гармонии родительства внутренне связаны с проявлениями гармонии любви, надо будет рассматривать оба предмета одновременно и сначала объяснить достижения гармонии семейной жизни, которых при строе цивилизации сильно желают все отцы, столь далекие от того, чтобы прийти к ним: когда они будут убеждены в том, что проявления согласия в любви и в семье неразделимы, они станут терпимыми к нововведениям в строе любовных отношений, без чего им невозможно достигнуть семейных радостей, в которых они хотели бы утвердить свое счастье.

 

Фурье Шарль.

Изб р. соч.

М., 1954. Т. 3. С. 446 - 468



[1] Иосиф - библейский персонаж; будучи рабом египетского вельможи Пентерфия, отверг любовные притязания жены последнего.

[2] Кадриль - в данном случае четверка.

[3] Орифламма - главная хоругвь французского королевского войска вплоть до 1415 г.

[4] Вакханки, баядерки, факирессы, героини, феи, чародейки - отдельные группы любовной корпорации галантов и галанток «строя гармонии». Паладинки - одна из руководящих категорий участниц трудовой армии строя гармонии.

[5] Монархи разных ступеней и происхождения - в строе гармонии всего лишь почетные звания.

[6] Каким образом поразительное великолепие будет стоить сущую мелочь, когда мы видим, как строй цивилизации производит огромные затраты на жалкую роскошь? Это потому, что роскошь социетарного строя сочетается с трудовой деятельностью: так, например, во всякой фаланге первенствующие весталки ездят в колеснице на двенадцати белых конях, запряженных тройками и украшенных розовыми султанами, с блестящим кортежем из духового оркестра, кавалерии и колесниц; они носят уборы из драгоценных каменьев сокровищницы, образованной из даров, которые в нее приносит перед смертью каждый богатый социетарий; их кортеж, на описании коего я не останавливаюсь, пышнее, чем кортеж какого-нибудь короля Франции, направляющийся на Те Deum (имеется в виду торжественное богослужение) в парадных каретах.

Между тем он будет стоить очень немного: эта пышная обстановка вслед за тем будет использована на работе: белые кони будут работать так же хорошо, как и черные; эта блестящая толпа, эти факиры и паладины, образующие кортеж, час спустя будут в садах, в мастерских. Сам монарх, которого только что принимали, включится в те из работ, к которым он питает страстное влечение; он захочет ознакомиться с рабочими приемами этой фаланги, где пребывает, сравнить их с приемами своей фаланги.

Что касается расходов на парадную обстановку, колесницы и костюмы, то это - часть движимости фаланги: красивая колесница будет последовательно служить всем весталкам; нет необходимости, как при строе цивилизации, покупать парадную движимость для каждого человека в отдельности, держать своих лошадей, стражников и слуг, праздных вне моментов представления. Наши обычаи создают только бездельников, дорого оплачиваемых народом; при строе гармонии должностные лица производительны, все это люди, которые после очень кратковременного церемониала выполняют и поддерживают полезные работы, которыми они кабалистически страстно увлекаются; отсюда проистекает то, что будет создано в двадцать раз больше сановных лиц, чем при строе цивилизации, вместо того чтобы упразднить их в соответствии с суждением наших политиков.

[7] Ипполит - сын Тезея, полумифического царя Афин (ок. XIII в. до н. э.); по известной легенде отверг любовь своей мачехи Федры.