Гилберт Кит Честертон

Гилберт Кит Честертон (1874 - 1936) - английский прозаик, поэт, публицист. Эссе «Свободный брак» опубликовано в 1910 г.

ГИЛБЕРТ КИТ ЧЕСТЕРТОН

Свободный брак

Немного слов понадобится мне, чтобы поговорить о браке. Я не буду рассуждать о том, какой была семья у животных и какой она станет в будущем. Я знаю одно: куда ни посмотри, семья есть. По - видимому, люди не могут без нее обойтись. Или, если вам нравится другой оборот речи, - люди всегда попадают в эту ловушку. Только по милости лицемерных недомолвок можно говорить о радостях свободной любви, словно любовь - сигарета или песенка. Представьте, что каждый раз, как вы закручиваете сигарету, из дыма образуется гигантский джинн и таскается за вами повсюду, как раб на цепи. Представьте, что всякий раз, как вы засвищете мотивчик, с неба спускается ангел, которого вы должны будете впредь водить на веревочке. Но и джинн, и ангел - слабое подобие тех поистине потрясающих последствий, которые связаны с любовью. Никто не может быть «свободным любовником» - или ты предатель, или ты связан.

Последствия любви не только огромны, они еще и растут: сигарета вызывает маленького джинна, свист - ангела - младенца. С ними приходится долго возиться. Тут - то и вылезает семья во всем ее смысле.

Я не буду обсуждать сейчас те священные взгляды на брак, которых придерживаюсь сам, великую европейскую традицию, которая сделала брак таинством. Достаточно сказать, что и язычники, и христиане всегда рассматривали брак как узы. По - видимому, в семейных делах люди придерживаются принципа, который в современном мире никак не могут понять; точнее всего, вероятно, вспомнить тут - для сравнения - второе дыхание. Принцип такой: во всем, что хоть чего-нибудь стоит, даже в удовольствии, есть момент мучения или скуки, и надо через него перевалить, чтобы снова стало хорошо. Радость от стихов Вергилия приходит тогда, когда преодолеешь скуку, которую они на тебя нагнали. Счастье плавания приходит после ледяного удара воды, семейное счастье - после провала медового месяца. Все человеческие обеты, законы и контракты помогают человеку с честью перевалить через это слабое место, через это мгновение, когда так хочется сдаться.

Да, во всем, что хоть чего-нибудь стоит, есть момент, когда можно выдержать только по принуждению или из чувства чести. Тут-то и вступает в действие обет, закон, традиция. Достаточно ли всего этого, чтобы оправдать высокую миссию христианского брака, - я скажу не здесь. Во всяком случае, этого вполне достаточно, чтобы оправдать общее всем людям ощущение: брак - это узы, а расторжение его - измена или хотя бы не совсем достойное дело. Тут главное не столько длительность, сколько прочность. Два человека обязуются не предавать друг друга - на двадцать минут танца или на двадцать лет брака. И если один из них устал в первые пять минут, он заставит себя перемучиться и быть счастливым. Анархия же (или то, что некоторые зовут свободой) полностью лишает надежды; если бы все плавали по воздуху туда и сюда, как воздушные шарики, никто не рискнул бы даже начать дружеский разговор; неприятно же ласково говорить и остановиться на полуслове из-за того, что собеседник улетел в широкий, вольный мир. Да, двое людей обязуются не предавать друг друга. А если американцы расходятся «по несходству характеров», я вообще не понимаю, почему они все не развелись. Много знал счастливых семейств, но ни в одном из них супруги не сошлись характерами. В том - то и цель брака, чтобы выдержать минуту, когда это несходство стало несомненным; в сущности, мужчина и женщина вообще не похожи.

 What is Wrong With the World. L., 1910.

 Перевод с английского Н. Трауберг